March 17th, 2015

розовый глаз

Газели как двигатели российской экономики

Прочитала в «Эксперте» интересную статью про «газелей» — так они называют быстроразвивающиеся компании. Помнится, у американцев такие бизнесы называются «дойными коровами».

Для России их описали как средний бизнес, высокотехнологичный, лидирующий в своей нише, живущий на собственные средства, существующий лет 20 и более, созданный на основе старых советских НИИ, предпочитающий работать только в России и СНГ.

И идея статьи была в том, что попытка новой индустриализации страны путём господдержки студенческих стартапов себя ничем особо не показала (впрочем, она и проводится пока всего несколько лет, это мало в государственных масштабах), а надо поддерживать тех самых «газелей», целевыми кредитами.

Сама мысль поддержки таких компаний мне представляется весьма здравой. Поддержка стартапов тоже очень хорошее дело, ведь запас советских НИИ является исчерпаемым, нужны и новые источники успешных коллективов, это молодёжь. Но молодёжи нужны ориентиры, на кого равняться, не сразу же из стартапов в «Газпромы». Вообще, нужна поддержка всех уровней экономической системы. Плавная, без резких метаний от одних фаворитов к другим. И хорошо продуманная.

Например, читала, что в годы Второй мировой войны было проведено исследование, куда чаще всего попадают вражеские пули в самолёты. Очевидно, с целью понять, какие детали нужно укрепить. Всё подряд укреплять нельзя, вес получится большой. Ну вот, собрали статистику ремонта: чаще всего пули попадали в крылья, а реже всего в двигатели. Первая мысль, которая придёт: нужно укрепить крылья! На самом деле, наоборот, решено было укрепить двигатели. Почему? Потому что статистику собирали по тем самолётам, которые долетели до ремонтной базы. Если с дырами в крыльях лететь можно, значит, они допустимы. А с дырами в двигателе почти никто не долетел.

Аналогично тут. Мы видим, что в нашей экономике почти все компании с мала до велика «подсажены» на кредитную иглу. А вот именно газели — нет. Каков вывод? Те, кто сидят на кредитах, разоряются и газелями не становятся. Соответственно, если сейчас подсаживать имеющихся газелей на государственные кредиты, то есть риск их «испортить», привив вредную и опасную привычку.

А как их тогда поддерживать? Слушать, о каких проблемах они говорят. В той же статье сказано, что на мировой рынок они не выходят, потому что «тут у них всё сертифицировано и запатентовано, а за рубежом свои сертификаты и патенты». Раз это является проблемой, значит, именно это и нужно государству как-то решать.

Проработать международные договора, чтобы облегчить процедуры сертификации и патентования, а может, и взаимного их признания. Вообще, это часть давно назревшей реформы копирайта, который сильно устарел со всей своей «борьбой с пиратством», замыканием в национальной скорлупе и прочим.

Сейчас мы видим нелогичную систему. Патент получает один «правообладатель», который становится естественным монополистом, в полном соответствии с законодательством об авторских правах. А потом его судят и штрафуют за монополизацию рынка, в полном соответствии с антимонопольным законодательством. Борьбу с монополиями убрать нельзя, чтобы работала рыночная экономика. Значит, нужно что-то делать с авторским правом. Возможным решением было бы выдавать патент в странах не одному, а первым трём обратившимся за ним. Из которых как минимум один местный, на случай импортозамещения. И один — первый автор, получающий патент автоматически ВО ВСЕХ странах, максимально просто и быстро, предпочтительно — бесплатно, он ведь даёт новую информацию, но без права передачи такого глобального патента посторонним, только лицензировать. А третий запасной, для обогащения конкуренции (скорее всего, международная корпорация). Можно местных и международных сделать по три, тогда будет в общей сложности семь патентов. И ещё отбирать патенты у тех, кто не использует, кроме первого автора. Да, при этом автор не будет единственным обладателем патента, но по факту сейчас тоже: если вы получили патент на своё изобретение в России, никто не мешает японцу запатентовать его как своё в Японии, американцу в США и т.д., так что полной такой защиты всё равно нет. В условиях глобального рынка и патентная система должна быть глобальной.