June 11th, 2015

розовый глаз

Американские сверхестественные двойные стандарты

Я уже писала, что смотрю сериал «Сверхестественное». Помимо материалистического позитивизма во взгляде на мистику там есть и другие интересные темы для размышления, в частности, на мой взгляд, богато представлена американская дипломатия в её незавуалированном виде.

Напомню, по сюжету два брата охотятся на нечисть. Читают в газетах, что где-то произошло сверхестественное убийство, выезжают туда, расследуют и уничтожают. За десять сезонов (лет) братцы окрутели, успели несколько раз спасти мир или чуть не погубить и обросли сверхественными связями среди ангелов, демонов и проч. С которыми они выстраивают рабочие отношения. Ниже будут некоторые спойлеры: полагаю, кто смотрит сериал, уже всё видели.

Характерным примером является последняя, на данный момент, серия, где один из братьев вызывает саму Смерть для помощи в личном деле. Они с ним (Смертью) давно знакомы и тот привычно ждёт от этих братцев подвоха, но ГГ уверяет его, что честен и подвоха нет, даже собственноручно его любимую вкуснятину приготовил. Но спустя несколько минут он этого Смерть убивает, т.к. его брат убедил изменить мнение.

Ранее по сезону другой брат пытался подло убить Короля Ада, с которым они до этого вроде как выстроили хорошие отношения и он им много раз помогал, даже бескорыстно, по дружбе, несмотря на их обманы. Даже с любимой мамой он из-за них поссорился. Всё это стало не в счёт, когда ГГ что-то понадобилось, а в обмен попросили, собственно, убить этого их «друга». Можно сравнить со схожей ситуацией в «Матрице», где для выкупа ГГ потребовали глаза Пифии: тогда дело другое, Пифия «хорошая», так что вместо торга перешли к силовому шантажу «у нас нет времени на эту ерунду».

И так у них постоянно. Предательство, подлость, обман. При этом персонажи позиционируются как однозначно положительные.

Этот парадокс понимаю так. Их мораль допускает любые действия в отношении тех, кого условно считают «плохими». Собственно, в сериале порой прямо звучит это деление: «поверьте, мы хорошие парни» [...несмотря на то, что вы только что видели...] или «не верьте тем, они плохие парни». Причём любые = вообще любые, в том числе и мирное союзничество, пока оно выгодно. Нет никаких ограничений вроде «нужно держать своё слово».

Причём перейти из одной категории в другую проблематично. Тот же Король Ада «исправился» и сделал много хороших дел, но так и остался «плохим» — поскольку он демон. Тогда как сами братья иногда делают плохие дела, по заблуждению или ещё почему, но остаются «хорошими». Есть серии, где обсуждается граница. Например, маленький мальчик, который вырос в «плохой» семье — плохой или хороший? Или женщина, невинная жертва, но агрессивно к ним настроенная, считая их опасными — плохая или хорошая? А если не просто жертва, а уже оборотень, но пытается с этим бороться? Человек, которого только что укусил вампир, и он скоро станет вампиром, но есть шанс это предотвратить — как с ним поступать? А если человека укусила какая-то новая тварь и неизвестно, есть ли шанс вылечить, а он очень опасен и агрессивен — то как?

В целом, по-видимому, у них есть жёсткие категории плохих и хороших, по большей части врождённые. И сомнения возникают только при переходе между категориями. Если кто-то демон, то он плохой, как бы себя не вёл. Даже если всегда хорошо себя ведёт и полезен, то его не убьют, но не будут мешать, если кто-то другой захочет убить. Не врождённая категория «хороших», наверное, одна — маленькие дети. Даже если это дети монстров, то им дадут сперва вырасти в монстра, а потом убьют. Тогда как «плохими» можно стать по результатам поступков, а не только врождённо.

По отношению к «плохим» себя вести можно как выгодно, а по отношению к «хорошим», напротив, очень жёсткие правила. Нельзя обманывать. Нельзя подвергать риску. Нужно всегда спасать. Если утаил важную информацию от «хорошего», по любой важной причине — будет терзаться душевными муками несколько серий напролёт. Худшее наказание — «хороший» обидится и уйдёт.

В отношении «хороших» не действуют рациональные правила. В частности, например, тут нет известной кинодилеммы «Что бы вы сделали, если бы у вас была возможность спасти мир, но для этого пришлось бы пожертвовать жизнью одного маленького ребёнка?» Ясно же что: сперва нужно спасти ребёнка, потом придумать другой способ спасти мир.

Даже если вам надо срочно спасать мир, а рядом есть ребёнок, жизнь которого вы уже спасли, но хорошо бы его отвезти к родственникам — нужно сперва его отвезти, а потом спасать мир. Даже если позже выяснится, что этот ребёнок монстр и убьёт кучу народу. Вы же не знали. А знали бы — отвезли бы в другое место, где не будет вреда ни ребёнку, ни от ребёнка.

Если вы только что спасли девочку от вампиров, а потом выяснилось, что она не хотела спасаться, ей нравятся те вампиры и она вас самих подставила в опасную ситуацию, то она, по-видимому, остаётся «хорошей», пусть со стокгольмским синдромом, но больше её не спасают, раз не хочет.

Если выяснится, что для спасения мира нужно пожертвовать жизнью взрослого «хорошего» человека, то он будет рад это сделать, тогда как все остальные будут стремиться ему помешать. Исключение — когда ГГ в процессе работы жертвуют собой для спасения незнакомых им невинных жертв. Это у них такая работа и всё равно они как-нибудь выкрутятся: может, знакомый ангел вылечит. А если бы не выкрутились, то всё равно это их работа. Они не получают за это денег, но это семейный бизнес.

Но они это делают, только если есть шанс спастись. А если гарантированная смерть, то нет, один второму запретит. Даже если ради спасения всего мира, нет. Иногда могут рискнуть жизнью невинных жертв ради самой высокой цели — спасения друг друга.

Со стороны «хороших» ожидают аналогичного поведения, в противном случае те легко могут перейти в категорию «плохих», почти без шансов вернуться из неё обратно.

Со стороны «плохих» ждут чего угодно. В одной из серий есть сцена переговоров с крутым вампиром, в ходе которой главного героя (ГГ) резко и без предупреждения бьют лицом об стол. Он высвобождается и с сияющей улыбкой говорит: «Бодрит!»

«Плохие» на переговорах могут создать только одну проблему: если сообщат одному из братьев что-то, скрытое от него другим братом. Как говорилось выше, «хорошим» не положено что-то друг от друга скрывать, даже ради спасения того, от кого скрывают, так что факт выявления неискренности всегда приводит их к серьёзным внутренним конфликтам — впрочем, никогда не к разрыву, поскольку по ходу сериала обязательно выясняется, что цели были очень благими. Напоминает шпионские скандалы, где выявление факта американской слежки за союзниками стало одним из серьёзнейших ударов по Альянсу.

На грани настоящего разрыва они могут оказаться, только если кто-то из братьев решит завязать с охотой на нечисть и завести семью. Что ему не удаётся, охота продолжается. Хотя в сериале много говорится о семейных ценностях, понимают их по-своему, как прочные дружественные отношения в описанном выше стиле «хорошего» поведения, и при этом неважно, родственники или нет, хотя желательно. Собственно, семейных пар там на первом плане нет, а отношения матери с сыном показаны на примере злой ведьмы и Короля Ада, которые друг друга ненавидят.

Поскольку категории «плохой-хороший» неявно связаны с поведением, то скорее похожи на категории «свой-чужой». А ещё слышала, что в США по-другому подходят к вопросу о доверии незнакомцам, чем в РФ. Мол, в России незнакомым не доверяют, но постепенно доверие может быть завоёвано и тогда человек становится другом, которому могут прощать даже серьёзные проступки и не раз, пытаясь под него приспособиться. Тогда как в Америке, наоборот, доверяют незнакомым, но если выяснится хоть раз, что они в чём-то лгали или ещё какой проступок, то доверие теряется полностью и вернуть крайне сложно, человек становится изгоем. И даже есть исследование, что такая стратегия была наиболее эффективной для решения дилеммы заключённого.

Есть психологическая уязвимость в случае, когда возникают сомнения, а «хороший» ли сам — но ГГ обычно находят в прошлом подтверждающие примеры и благополучно забывают об опровергающих.

Причём хотя сериал про демонов и ангелов, но всех персонажей играют практически без грима, т.е. все монстры там выглядят как обычные люди.

И никаких стандартов. Ситуативная выгода и чёрно-белое видение, скрашенные верой в свою правоту.